Ру

En

 
Moscow Aficionado Cigar Festival 2017 Moscow Aficionado Cigar Festival 2016 Лучший сигарный клуб 2014

Сигарные новости

Уходящая натура Cabañas y Carvajal // 23.08.2016

История сигарной промышленности Кубы началась в первой половине XIX в. В колониальный период под испанской короной находилось всё производство табака. Это была монополия, установленная испанскими монархами.

Начиная от культивирования табачного листа, заканчивая продажей готовой продукции – всё было под контролем испанцев. Первые опыты по производству сигар носили скорее кустарный характер. Курильщики сигар сами крутили себе незамысловатое курево, сами же его и потребляли. Однако вскоре лучшие крутильщики, они же и потребители, стали выставлять на продажу на внутренний рынок излишки готовой продукции. Это были первые производители. Назвать их фабрикантами было ещё рано. Эти скромные мануфактурщики производили некие народные сигары, которые получили название chinchales.

Табак для этих первых сигар они приобретали у государства. Первые фермеры также как и сейчас были обязаны продать весь урожай табака государственным организациям, осуществляющим контроль за производством табачного листа. Вскоре случился сигарный бум в Европе и ещё более значимый в США. Встал вопрос о массовом производстве. И начиная с 30-х гг. XIX в. в Гаване стали появляться первые табачные фабрики, которые производили сигары как на внутренний рынок, так и на экспорт.

В 30-х гг. XIX в. начался первый ажиотаж, спровоцированный уникальным по качеству табаком, которого прежде ни Европа ни Америка не знали. Хотя первый фабрики или скорее просто мануфактуры появились гораздо раньше. Одной из таких фабрик стала и ныне забытая фабрика Cabañas y Carvajal.

В 1797 году по адресу ул. Хесус Мария 112 (calle Jesús María) в Гаване открылась небольшая сигарная мануфактура, владельцем которой был испанец Франсиско Альварес Кабаньяс (Francisco Alvarez Cabañas). Он был одним из первых производителей, чьё имя упоминается в архивных документах, как производителя сигар. Вскоре помещение стало маловато и мануфактура переезжает на ул. Хезус дель Монте (calle Jesús del Monte) и у сеньора Кабаньяса уже числится 16 рабочих. Это была крупнейшая тогда мануфактура в стране.

В начале XIX в. дела у сеньора Кабаньса пошли в гору, бизнес развивался, число выпускаемых сигар увеличивалось, а рынок просил ещё и ещё. Деловая хватка сеньора Кабаньяса проявилась во всю силу. История умалчивает об объёмах производства, но известно, что вскоре сеньор Кабаньяс решил обзавестись семьёй. Он встречает испанскую сеньориту Каталину Перес Васкез (Catalina Pérez Vázquez) и в течение нескольких лет у пары появляются на свет трое детей: Франциско Хоакин, Франциска де ла Паз и Мария де Хезус (Francisco Joaquín, Francisca de la Paz y María de Jesús). В 1825 году дочь Мария выходит замуж за испанского эмигранта из Астурии Мануэля Гонсалеза Карвахаля (Manuel González Carvajal y Fernández de la Buria), который влился в семейный бизнес тестя и тёщи.

Сеньор Карвахаль проявил недюжинные способности в организации продаж и вскоре стал правой рукой и деловым партнёром своего тестя. В 1828 году сеньор Кабаньяс, устав от бренной жизни, приказал всем долго жить и бизнес полностью переходит в руки предприимчивого зятя и дочери сеньора Кабаньяса.

Под непосредственным руководством семейного тандема популярность сигар марки Cabañas начала набирать обороты в Европе. Уже в 1833 году эти сигары довольно успешно продаются далеко за пределами Кубы. Особенное удовольствие сеньору Карвахалю доставлял тот факт, что сигары Cabañas стали популярны в среде английских денди. В Лондон ежемесячно уходили каравеллы, груженные бочками с сигарами от семейной четы Кабаньяс-Карвахаль.

Производство требовало расширения. На фабрике к тому времени трудилось около сотни работников. Решение о покупке нового здания для фабрики приняли за семейным ужином. Однажды вечером сеньор Карвахаль, просматривая вечерние газеты, увидел объявление о продаже большого особняка в самом центре Старой Гаваны по адресу ул. Лампарийо 92 (calle Lamparilla).

И вскоре в особняке начались строительные работы, а ещё через месяц 14 августа 1848 года над центральным входом появилась яркая вывеска с металлическими буквами «Hija de Cabañas y Carvajal» — «Сигарная фабрика дочери сеньора Кабаньяса и сеньора Карвахаль». С покупкой нового здания и открывшимися перспективами семейного дела было решено зарегистрировать и новый бренд взамен Cabañas. Бренд получил название по имени новой фабрики — Hija de Cabañas y Carvajal.

Через 10 лет история повторилась. В 1858 году руководство фабрикой перешло к зятю сеньора Карвахаля Ансельмо Гонсалесу дель-Валье (Anselmo González del Valle). У сеньора Карвахаля к тому времени уже есть два внука: Ансельмо мл. и Эмилио. Они пока ещё слишком юны, чтобы участвовать в семейном предприятии, но сам факт их наличия был предметом особой гордости старика…

Новый владелец и по совместительству зять сеньора Карвахаля сеньор Ансельмо Гонсалес дель-Валье уезжает в деловую поездку в Испанию, где он занимается расширением своего бизнеса на рынках Европы и там же скоропостижно умирает…

Уже нет в живых второго колена фабрикантов, но дело их живёт. После смерти сеньора Ансельмо Гонсалеса дель-Валье бизнес всё ещё остаётся в руках семьи. За дело принялся родственник сеньора Карвахаля сеньор Леопольдо Гонсалес Карвахаль и Залдуа (Leopoldo González Carvajal y Zaldúa). Вскоре имя сеньора Леопольда стало появляться в торговых вестниках Гаваны как владельца фабрики и бренда Hija de Cabañas y Carvajal. Ещё через некоторое время в официальных документах эта фабрика стала именоваться Leopoldo Carvajal y Compañía. Вероятно сеньор Леопольд продолжил дело со своими племянниками или другими родственниками.

В 1902 году фабрика и бренд были проданы «Havana Commercial Company», дочерней структуре «American Tobacco Company», основанной в 1890 году в США и являющейся на тот момент одной из самых крупных на Кубе. После продажи фабрика и бренд были переименованы в «H. de Cabañas y Carvajal Cigar Company». Сеньор Леопольд скончался в Гаване 2-ого марта 1909 года. В 1930-х «American Tobacco Company» построили новый завод по производству сигар в Нью-Джерси, а на фабрике старика Карвахаля стали лишь ферментировать листья для последующей переправки на новую фабрику, где из них делали сигары, которые известны как Clear Havanas. Однако на фабрике продолжали крутить сигары исключительно для внутреннего рынка.

Старинные анильос (сигарные банты) из личной коллекции Дмитрия Друца (1920 — 1980)

Старинные анильос (сигарные банты) из личной коллекции Дмитрия Грибова(± 1902 — 1950)

После прихода Фиделя Кастро в качестве новой власти здание бывшей фабрики долгое время пустовало, потом использовалось как склад стройматериалов. В 1970-х это здание было заселено людьми. Бывшие просторные скруточные цеха кубинцы поделили перегородками и устроили в них квартиры. По сути представляющими собой коммуналку.

С тех пор так всё и осталось.Я был в этом здании два раза: в прошлом году и в конце февраля этого года. Ничего не изменилось. Сегодня там живёт порядка 15 семей. Здание находится в аварийном состоянии. И только часть старинных артефактов напоминает о некогда великой истории этого строения. В здании сохранилась часть витража во внутреннем дворике, массивные перила и решётки — немые свидетели расцвета и упадка этого старинного особняка.

Дмитрий Друца
По материалам CIGARTIME

Наши друзья:











 
 

Копирование информации только с разрешения администрации сайта.